Алтайский центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды -
филиал Федерального государственного бюджетного учреждения "Западно-Сибирское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды"


-8
-9
-13
-15
-4
-6
-4
-8
-7
-10
Фактическая погода на
22.00 20.01.2017

Осуществляет непрерывное наблюдение с 1838 года
 
40 см
- К 180 летию начала регулярных геофизических наблюдений в Барнауле.

     lyciger 






     


   автор: начальник ГУ "Алтайский ЦГМС"  А.О.Люцигер.


   К 180 ЛЕТИЮ  НАЧАЛА  РЕГУЛЯРНЫХ ГЕОФИЗИЧЕСКИХ  НАБЛЮДЕНИЙ В г.БАРНАУЛЕ.

   В середине XVIII века учеными и исследователями, проводившими наблюдений за геофизическими процессами в окружающей человечество природной среде, использовались различные инструментальные средства: - для измерения давления барометры, для измерения влажности воздуха гигрометры и психрометры, для измерения твердых и жидких осадков гиетометры и дождемеры различных конструкций, для наблюдений за изменениями температуры термометры различных конструкций и назначений. Сила ветра определялась на глаз (для этого была разработана специальная шкала), а направление ветра – по компасу. Компас одновременно являлся и навигационным прибором, допускавшим необъяснимые отклонения.

   Основные направления развития геофизической науки этого периода сформулировал М.В. Ломоносов: «...после того как будет собрано достаточное количество материалов наблюдений, первейшее внимание следует обратить на разработку следующих научных проблем: 1) магнитная теория, и особенно магнитные наклонения и склонения, 2) исследование истинной причины морских течений, 3) истинная наука об атмосферных явлениях, которая бы позволила бы предвидеть погоду...». Историческая действительность показала, что эти проблемы и именно в такой последовательности активно изучались по мере развития научного сообщества, технической и инструментальной базы.
   В 20-х годах XIX века наибольших результатов в изучении вопроса о связи «неправильных колебаний магнитной стрелки с северными сияниями» достиг профессор Политехнической школы Парижа Доменик Франсуа Араго. Араго первым открыл, что магнитные возмущения, возбуждаемые северным сиянием, распространяются на страны, где световое явление магнитной бури не видно. Но для подтверждения этого открытия возникла необходимость проведения одновременных наблюдений в точках удаленных друг от друга по долготе, а главное по широте. Решение было найдено во время посещения Парижа в 1823 году профессором химии и физики Казанского университета kupfer_1Адольфом Яковлевичем Купфером. При знакомстве Араго и Купфера, которое проходило в присутствии знаменитого немецкого путешественника  и испытателя Александра Фридриха Фон Гумбольдта, очень кстати пришелся интерес молодого  российского профессора ко многим разделам естественных наук. Купфер задался целью поставить широкие наблюдения над элементами земного магнетизма в Казанском университете. Араго и Купфер договорились об одновременных ежечасных наблюдениях в Париже и Казани.
   Для проведения магнитных наблюдений Купфер заказал в Париже деклинатор Гембеля – прибор, совершенно идентичный тому, с помощью которого вел наблюдения в Париже Араго. Весной 1824 года Купфер, как было условлено с Араго, приступил к исследованиям в Казани. К этой программе исследований примкнул и вернувшийся из Парижа в германию Гумбольдт. Результаты этих исследований увенчались блестящими успехами и нашли свое отражение в знаменитой монографии Гумбольдта «Космос», а также стали фундаментом искренней дружбы Купфера и Гумбольдта, их обоюдного стремления к созданию устройству сети магнитных обсерваторий.
   В августе 1828 года Купфер становится действительным членом Петербургской Академии наук. Сохранилась автобиографическая запись Купфера по этому поводу: «Когда я был призван разделить труды  Академии наук то первые мои условия состояли в том, чтобы обратить внимание правительства на важность магнитных исследований и важное значение, которое выпало на долю России в этих исследованиях».
   В новой должности Купфер разрабатывает проект основания сети геофизических обсерваторий от Казани до Нерчинска и от Петербурга до Николаева. Он блестяще формулирует задачи комплексного изучения огромных пространств Сибири среди которых первое место отводит исследованиям земного магнетизма и метеорологическим наблюдениям. Купфер активно пропагандирует свои идеи и ищет финансовые средства для их реализации. Большую поддержку ему оказывает Гумбольдт в апреле 1829 года  проездом посетивший Петербург. Академия наук нашла проект Купфера заслуживающим полного одобрения, но отпустила средств только на строительство временной магнитной обсерватории в Петербурге. По замечанию самого Купфера, это «было весьма слабым началом исполнения столь обширного предприятия, но Академия не имела средств и делала, что могла».
   Большие надежды на помощь в дальнейшем продвижении проекта  Купфер возлагает на своего друга Гумбольдта, который прибывает в Петербург в ноябре 1829 года на обратном пути из путешествия по Сибири. На экстренном собрании Петербургской Академии наук, созванном gumbald116 (28) ноября 1829 года в честь приезда Гумбольдта  с докладом выступил А.Я. Купфер. Главной мыслью этого доклада была необходимость признать, наряду с астрономией «магнетизм и метеорологию достойными столь же высокого внимания» и что будет «столь же полезным изучать не только небесные светила, но и земной шар нами обитаемый». В продолжение доклада Купфера Гумбольдт призвал высшее ученое учреждение России проявить инициативу в этом деле, указав на то, что именно государство российское имеет преимущества (учитывая географическую протяженность с запада на восток и с севера на юг) скорее всего продвинуться вперед. При этом Гумбольдт позиционировал себя как «истолкователь Ваших собственных желаний».
   Объединенные усилия дали свой результат: - первым положительным итогом начальной стадии проекта А.Я. Купфера явилось завершение строительства у Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге академической магнитной обсерватории в которой уже в ночь с 5 на 6 мая 1830 года наблюдали магнитные возмущения и полярное сияние, а вторым – организация, при поддержке директора департамента горных и соляных дел Е.В. Корнеева, магнитных наблюдений при горных заводах (Барнаул 1831 год, Нерчинск и Колывань в 1832 году).
   Выбор Барнаула для организации магнитных наблюдений был глубоко продуман Купфером и определен совокупностью следующих факторов. Большую заинтересованность в научных изысканиях проявлял начальник Колывано-Воскресенских заводов и Томский гражданский губернатор П. К. Фролов, который лично во время пребывания Гумбольдта в Барнауле и на Алтае предоставлял ученому все необходимые материалы и обеспечение, а также показал все достопримечательности включая горнозаводское производство. Гумбольдт как спецалист, в  послужном списке которого были должности асессора департамента горных дел в Берлине, и обер-бергмейстера (начальника горного дела) в Ансбахе и Байрейте, высоко оценил организацию работ и квалификацию горных инженеров, их образованность и исполнительность. Делясь с Купфером впечатлениями о своем путешествии по Сибири Гумбольдт не мог обойти этот факт. При наличии благоволения  начальника Колывано-Воскресенских заводов и Томского гражданского губернатора П. К. Фролова и грамотных исполнителей в лице горных инженеров лучшего места для открытия пункта магнитных наблюдений найти было невозможно.
   Организацией и проведением магнитных наблюдений в Барнауле с 1831 по 1837 год занимался горный инженер поручик Иваницкий. Для проведения наблюдений было построено отдельное помещение. Наблюдения за положением магнитной стрелки проводились ежечасно. Результаты наблюдений фиксировались и отправлялись в Академию наук Купферу. Отсутствие программы наблюдений и профессиональных знаний наблюдателей компенсировались усердием и исполнительностью. Благодаря этому, при составлении и продвижении проекта о создании сети первых в России магнитных метеорологических обсерваторий, Барнаул вошел в их число. 13 (26) апреля 1834 года на проект А.Я. Купфера по созданию постоянной геофизической сети России, руководимой из одного центра, снабженной однотипными инструментами и ведущей наблюдения по единым наставлениям, было получено «высочайшее соизволение» Императора Николая I. Законом Российской империи № 698 был заложен краеугольный камень первой регулярной геофизической сети, включая устройство помещений и оснащение приборами. Казной было отпущено 20 000 рублей из которых  на  усиление  существующих  магнитных  обсерваторий в  Барнауле и  Нерчинске выделялось по 2 300 рублей.
   Сохранилось предписание Алтайского горного управления за № 13426 от 27 декабря 1835 года поручику Иваницкому об организации метеорологических наблюдений при Барнаульской магнитной обсерватории. Для выполнения этого предписания Иваницкому пришлось совершить поездку в Санкт-Петербург где им были получены штатные приборы необходимые для проведения магнитных и метеорологических наблюдений, а также изданное к тому времени «Руководство к деланию метеорологических и магнитных наблюдений, составленное для горных офицеров академиком А.Я. Купфером». За время пребывания в Санкт-Петербурге Иваницкий прошел стажировку в Нормальной обсерватории и вскоре получил чин  штабс-капитана. Благодаря его стараниям в Барнаул благополучно были доставлены хрупкие и очень дорогие приборы: Теодолит Струве работы Эртеля, прибавочный аппарат к теодолиту, компас наклонения, астрономические часы, психрометр работы Гиргенсона и прибор к психрометру, лампы Локателя, барометр, термометр (срочный) и термометр для наименьших температур.
Но на переоборудование («усиление») Барнаульской обсерватории было потрачено времени и средств значительно больше, чем предполагалось по проекту. Это было вызвано тем, что единомышленник и сподвижник Купфера, координатор всего проекта, начальник штаба Корпуса горных инженеров Константин Владимирович Чевкин chevkin_1«в бытность его в Барнауле в 1836 году», занимаясь ревизией горных заводов, нашел, что построенное в 1831 году в Барнауле помещение магнитной обсерватории тесно, неудобно и вообще не удовлетворяет поставленной цели. Чевкин лично определил место для строительства обсерватории достаточно удаленное от построек, которые могли бы влиять на магнитные измерения. В 1837 году, по проекту архитектора Я.Н. Попова, было возведено специальное здание на высокой искусственной горке, которое занимало «благодаря своей башне доминирующее положение над окружающими строениями». Башня (магнитный павильон) сооружалась «без железа». Усадьба   обсерватории  располагалась по 1-му Прудскому переулку между улицами Павловской (нынеул. Анатолия) zdobseи Сузунской (ныне ул. Интернациональная) - современный адрес Анатолия 136.
   С 1 января 1838 года магнитная метеорологическая обсерватория в Барнауле, оснащенная лучшими на то время приборами, приступила к регулярным наблюдениям. Помимо магнитных, в обсерватории производились наблюдения над атмосферным давлением, температурой воздуха и его влажностью, силой и направлением ветра, осадками и глубиной снежного покрова. Производил наблюдения под руководством заведующего наблюдатель в строго определенные часы: утром в 7 часов, в 12 часов дня и в 9 часов вечера. В 10 часов утра и в три часа пополудни могли производиться дополнительные наблюдения над количеством, видом и направлением облаков. Данные обсерватории заносились в «Свод метеорологических и магнитных наблюдений» и рассылались во все метеорологические учреждения и университеты мира. Барнаульские наблюдения за земным магнетизмом внесли свой вклад в открытие Купфером зависимости увеличения амплитуды магнитных колебаний с увеличением широты, а также в изучение ряда других закономерностей «перемен магнитного склонения».observ
   Барнаульской магнитной метеорологической обсерватории уделялось большое внимание. Во время ее инспекции в 1841 году А.Я. Купфер рекомендовал «...построить каменное помещение при сохранении прежнего (оно удобно для магнитных наблюдений) и жилье для офицера, осуществляющего надзор, для постоянного наблюдения за приборами». Как указано во многих сообщениях Екатеринбургской магнитной метеорологической обсерватории, которой она методически подчинялась, Барнаульская обсерватория принадлежала к важнейшим опорным пунктам наблюдательной сети России, ее труды (ежедневные наблюдения и ежемесячные выводы) печатались в летописях Главной физической обсерватории. Знаменитый русский климатолог А.И. Воейков, неоднократно подчеркивал, что наблюдения в Барнауле самые продолжительные в Азии после Мадрасских (Индия).
dom1   Контроль магнитного поля Земли, как отдельный вид деятельности, входил в программу наблюдений Барнаульской магнитной метеорологической обсерватории более 80 лет.  Постепенно научное значение магнитных наблюдений становилось менее значимым и практически востребованным. Последнее архивное упоминание о магнитных наблюдениях в Барнауле датировано 1913 годом, когда Алтайским под-отделом Западно-Сибирского Императорского Русского Географического общества была «осуществлена реконструкция здания обсерватории путем пристройки с западной стороны двух комнат и коридора. Кроме того, был проведен ремонт магнитного павильона, так как магнитную съемку предполагалось проводить и в будущем». Разносторонние метеорологические и актинометрические наблюдения на этом историческом месте продолжались до  1 июля 1964 года и были прекращены из-за плотной городской застройки, нарушавшей их репрезентативность. house2
  В настоящее время по адресу Анатолия 136 находится здание Алтайского краевого центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, который организует деятельность всех наблюдательных подразделений Алтайского края. Изучение геофизических процессов продолжается на более высоком витке исторического развития.
 
 P.S.   Моя работа  с документами оставшимися от архива Барнаульской магнитной метеорологической обсерватории увенчалась тем, что среди подлинников книжек  метеорологических наблюдений конца  ХIХ
kniga1века нашелся очень интересный обрывок книжки датированный с 1 по 30 ноября 1871 года. Книжка сделана из разлинованных от руки и сшитых листов бумаги. Записи выполнены тушью. Внимательно разглядывая столбцы цифр я пришел к выводу, что данный документ ни что иное как единственный сохранившийся первичный материал магнитных наблюдений. Он содержит 4 листа бумаги сложенных пополам и прошитых между собой нитками. Всего 16 страниц .  На 15 из них тушью расчерчены в таблицы (по две на страницу). Каждая таблица датирована и заполнена материалами наблюдений за колебаниями магнитной стрелки с подсчетом средних значений в конце. При работе с этим документом только путем сопоставления дат и подсчета страниц удалось определить, что 4 и 5 страницы слиплись и на ощупь не разделялись. При принудительном разделении страницы не пострадали, что дает право судить об отличном качестве бумаги, которая как минимум 70 лет из 140 пролежала в подвальном помещении здания обсерватории среди хлама и мусора.
  
О значении магнитных наблюдений в ХIХ веке и о необычности явлений, на изучение которых эти наблюдения были направлены можно судить по записи очевидца того времени А.А. Черкасова под названием «Страшное северное сияние».
«С 23 на 24 января 1872 года было в Барнауле страшное северное сияние, сильно охватившее тогда даже и широту положения Барнаула (53° и 20°). В тот вечер я был с семьею в гостях. По обыкновению почти все играли в карты и не заметили, что делается на улице. Но вот кто-то обратил внимание на то, что в окнах сделалось так светло, что можно было принять за рассвет утра. Конечно, тотчас это явление заметили уже все, и многие невольно посмотрели на часы, думая, что уже поздно, но на них не было и 12 — значит, утро еще далеко! Но что же это за свет?.. Откуда и отчего он происходит?.. Сначала многие подумали, что не пожар ли в городе? Но нет!.. — совсем не тот свет и заревом не отливает, а, напротив, напоминает рассвет утра, но точно с каким-то искусственным синеватым оттенком. Почти все мы тотчас накинули шубы и выскочили на улицу, где было уже так светло, что многие читали принесенную книгу. Тут, конечно, все уже поняли, что такое явление ничто больше, как грандиозное северное сияние. Долго все гости топтались на месте, ходили по улице, как очарованные, смотрели к северу и кроме общего света, разлившегося по всему небосклону, увидали громадные синевато-белые столбы, расходившиеся с горизонта в виде громадного расходящегося глухариного хвоста. Целый мир звезд точно стушевался, и только более крупные из них, гораздо слабее своего обычного блеска, еще мерцали с высоты неба!.. Общая картина такого грандиозного явления природы изображала что-то величественное, непостижимое и Вместе с тем удручающе действующее на душу. У многих нервных особ ощущался бессознательный трепет, даже страх и непонятная ажитация!.. Многие молчали и только созерцали, а все мы словно еще раз сознали свое ничтожество пред силами великой природы и как бы смиренно приблизились к Богу...  
  
С вечера г. Бердина мы отправились около двух часов ночи, и сияние не только не уменьшалось, но едва ли не увеличивалось; мы ехали будто днем, но при особом фантастическом освещении.
   В эту ночь заведовавший в то время магнитной обсерваторией в Барнауле инженер Янчуковский, чрезвычайно энергичный и нервный человек, впал в меланхолию, а затем окончательно помешался и вскоре скончался. На него ужасно подействовало сильное колебание магнитной стрелки. Это грандиозное северное сияние, это величественное явление северного неба продолжалось, по научным наблюдениям, с 9 часов вечера до 4 ч. утра».






 

Штормовое
предупреждение
Штормового предупреждения
НЕТ



Атмосферное
            загрязнение
Информация о загрязнении атмосферного воздуха


Новости
"Алтайского ЦГМС"

18.01.2017
16.01.2017
30.06.2016
24.06.2016
20.05.2016
20.05.2016



Сайт администрации Сайт городской администрации
Алтайский край, г.Барнаул, ул.Анатолия, 136 Б
тел./факс (3852) 68-17-88

2017 © "Алтайский ЦГМС"

для сообщений и писем - cgmsbar@mail.ru

хостинг и поддержка - GoldenSites